Книжная выставка: Дыхание «Серебряного века»

12 сентября в Читальном зале Научной библиотеки открылась выставка «Дыхание Серебряного века», которая будет работать до 22 октября. На выставке представлено более 150 произведений, знакомящих читателей с творчеством русских поэтов, писателей, конца XIX – начала XX вв. Первая часть выставки, расположенная у входа в зал, знакомит с современными исследованиями, посвященными различным направлениям литературы и искусства. Вторая часть выставки находится в Читальном зале и составлена из литературных произведений выдающихся представителей Серебряного века и хранящихся в Отделе редких книг.

 

фото

Серебряным веком образно называют период в истории русской культуре, начавшийся в конце 19-го столетия. Не смотря на то, что этот временной отрезок длился около 25 лет, он породил целую плеяду незаурядных творческих личностей, обогатив не только литературу, но и искусство, философию. Это время ознаменовалось уходом от старых традиций и появлением новых литературных форм. Серебряный век противопоставляется классическому Золотому веку, отличавшемуся настроениями упадничества, мистикой в текстах писателей, декадансом, делением на поэтические группы. Вот как описывал это время в своей автобиографической книге «Самопознание» философ Николай Бердяев: «Это была эпоха пробуждения в России самостоятельной философской мысли, расцвет поэзии и обострение эстетической чувственности, религиозного беспокойства и искания, интереса к мистике и оккультизму. Появились новые души, были открыты новые источники творческой жизни, видели новые зори, соединяли чувство заката и гибели с надеждой на преображение жизни. Но все происходило в довольно замкнутом кругу...».

 

фото

фото

О времени начала Серебряного века в России, литературоведы спорят до сих пор. Одни считают, что выступление Дмитрия Мережковского в 1892 г. с публичной лекцией «О причинах упадка и о новых течениях современной русской литературы», а годом позднее издание одноименной работы, послужило началом зарождения символизма в России. Отмечая «возмущение против удушающего мертвенного позитивизма», которое живет в душах его современников, Мережковский предсказывает рождение нового искусства и называет три его главных элемента: «мистическое содержание, символы и расширение художественной впечатлительности». Другие полагают, что трехтомное издание Валерий Брюсова и А. Л. Миропольского (наст. фам. Александр Ланг) «Русские символисты» 1894-1895 гг. было первым реальным опытом написания стихотворений в новом литературном стиле.

 

фото

фото

Первым литератором, назвавшим этот период «серебряным», был  Глеб Марев. В 1913 г. в манифесте «Конечного Века Поези», вошедшем в брошюру «Вседурь. Рукавица современью», встречаются строчки, отражающие метаморфозы русской литературы: «Пушкин — золото; символизм — серебро; современье — тускломедная Вседурь». Философ и публицист Р. В. Иванов-Разумник  в статье 1925 г. «Взгляд и нечто», опубликованной под псевдонимом Ипполит Удушьев в сборнике «Современная литература», презрительно назвал второй период русского модернизма, который пришелся на 1920-е годы, «серебряным веком», предрекая дальнейший закат русской культуры: «...что же ждет нас дальше? Кончилась русская литература? Беспросветная ночь впереди, царство серебряное, потом медное, потом железное?».  В 1929 г. поэт и критик В. А. Пестовский (Владимир Пяст) в книге воспоминаний «Встречи» писал о «серебряном веке» современной ему поэзии: «Мы далеки от претензии сравнивать наших сверстников, «восьмидесятников» по рождению, с представителями какого-нибудь «Серебряного века» русского, скажем, «модернизма». Однако в середине восьмидесятых годов явилось на свет довольно значительное число людей, призванных «служить музам».

 

Символизм

фото

Серебряный век в первую очередь ассоциируется с движением символистов. Символизм можно назвать первым направлением художественной литературы русского Серебряного века, зародившимся в 1890-е годы. Истоки его рождения находились в глубоком духовном кризисе, который охватил интеллигенцию. Писатели и поэты искали художественную правду в реалистичном литературном течении, символизм помогал уйти от суровой жизни в мир идей и вечных тем и создавать мистические и абстрактные образы. Идеологом движения выступал Дмитрий Мережковский, а учителем – Валерий Брюсов. В первом номере журнала «Весы»,   Брюсов опубликовал статью «Ключи тайн», которая с момента ее появления рассматривалась в качестве одного из основных манифестов русского символизма.: «Искусство есть постижение мира иными, нерассудочными путями. Искусство то, что в других областях мы называем откровением».

 

фото

Сильное влияние на поэтику и философию русского символизма, а также на формирование «нового религиозного сознания» оказал философ и поэт Владимир Соловьев.

Он определял цель русского символизма не в познании, а преобразовании мира, не в жизнеописании, а «жизнестроении», не в приспособлении личности к существующему миру, а в созидании реальности. 

 

 

фото

В русском символизме существовало два направления, разделяемые хронологически и концептуально: «старшие символисты» начинавшие свою деятельность в последнее десятилетие XIX в. и «младшие символисты», писавшие в первом десятилетии XX в. К старшим символистам помимо Мережковского и Брюсова относились Николай Минский (Виленкин), Константин Бальмонт, Федор Сологуб (Тетерников), Зинаида Гиппиус, Леонид Андреев и другие. «Старших символистов» часто называли импрессионистами и декадентами.

В свою очередь их можно  разделить на петербургских символистов (Мережковского, Сологуба, Гиппиус) отличавшихся упадническими настроениями и московских (Брюсова, Бальмонта), воспринимавших символизм в эстетическом плане. Главным принципом ранних символистов становится восприятие и художественное воссоздание мира как эстетического феномена, эстетизация жизни и стремление к различным формам замещения эстетикой логики и морали, стремление передать тончайшие оттенки настроений, впечатлений, эмоционально передать прекрасное и таинственное. В 1899 г. московские и петербургские символисты основали издательство «Скорпион», которое публиковало альманахи «Северные цветы» и журнал «Весы», пропагандировавшие искусство модернизма.

Но, в русской литературе XIX в. преобладали другие приемы, где  прослеживалась связь искусства с государством, народом и первые работы символистов встретили достаточно холодный приём. Владимир Соловьев отозвался чередой негативных рецензий на работу «Русские символисты», считая неприемлемым декадентство и формальное украшательство в ущерб содержанию. Лев Толстой писал, что «Все это декадентство — полное сумасшествие».

 

фото

фото

Раздел, знакомящий с произведениями старшими символистами, представленных на выставке, открывают работы идеолога символизма Дмитрия Мережковского, разработавшего религиозно-философский подход к анализу литературных произведений и повлиявший на развитие будущего литературоведения. Его дебютный роман «Смерть богов. Юлиан Отступник» (из трилогии «Христос и Антихрист») вошел в историю как первый русский символистский исторический роман. В этом и следующей трилогии «Царство зверя» («Павел l», «Александр l» и «14 декабря»), автор сочетает реальные события с религиозными мыслями, присущими поэтам Серебряного века.

 

Творчество Валерия Брюсова отличало стилистическое разнообразие, эрудированность и стремление к экспериментам, он ввел в русскую поэзию образ большого города с его людскими потоками и броской рекламой. Брюсову была близка общественно-гражданская тематика. Одним из важнейших мотивов поэзии Брюсова были творческие возможности человека, подчиняющего своей воле силы природы. В первых сборниках стихов Брюсова - «Chefs d’oeuvre» («Шедевры») 1895 г. и «Me eum esse» («Это я») 1897 г., автор предстает холодным мечтателем, стремящемся уйти от «будничной действительности» к новому миру. Широко известным становится стихотворение «Me eum esse» - «Юному поэту», ставшее гимном символизма. Третий сборник «Tertia Vigilia» («Третья стража») 1900 г., открывает новый «урбанистический» этап творчества Брюсова. В нем и последующих работах, историко-мифологическая поэзия уступает место идеям урбанизма. В сборнике «Urbi et Orbi» («Граду и миру») Брюсов рисует жизнь большого города во всех её проявлениях.

    фото     фото     фото

 

Огромное воздействие на русскую поэтическую культуру оказало творчество Константина Бальмонта. Как вспоминал Брюсов, на рубеже XIX-XX вв. Бальмонт «нераздельно царил над русской поэзией», Осип Мандельштам называл его «отцом русского символизма». Отправной точкой творчества Бальмонта становится сборник «Под северным небом» (1894), в котором проявились новые элементы: упадок и декадентство. В 1900 г. Бальмонт  публикует статью «Элементарные слова о символической поэзии», где излагает свой взгляд на символизм. Символисты, в отличие от реалистов, по мнению Бальмонта, - это не только наблюдатели, но и мыслители, смотрящие в мир сквозь окно своей мечты. При этом Бальмонт считает в символической поэзии важнейшими принципами «скрытую отвлеченность» и «очевидную красоту». Благодаря пятому поэтическому сборнику «Горящие здания» (1900), Бальмонт приобретает всероссийскую известность и становится одним из лидеров символизма. В нем Бальмонт призывал к принятию стихии жизни с ее правдой и ложью, добром и злом, красотой и уродством. В основе поэзии Бальмонта лежала философия безвозвратно ушедшего неповторимого мгновения, в котором нашло отражение душевное состояние поэта.

    фото     фото     фото

 

Одним из основоположников и идейных вдохновителей русского символизма был Иван Коневской (настоящая фамилия Ореус).  Историк литературы Евгений Аничков писал о нем: «он сыграл у нас ту же роль, что Рембо в конце 60-х годов во Франции».

фото

фото

Валерий Брюсов в «Автобиографии» называл его среди своих учителей: «Коневскому я обязан тем, что научился ценить глубину замысла в поэтическом произведении, - его философский или истинно символический смысл…». Именно творчество Коневского стало соединительным звеном между поколением поэтов второй половины XIX века и поэтами начала ХХ вв. Он стал первым, кто начал серьезно относиться к проблеме философски-религиозных поисков в контексте эпохи. При жизни Коневской успел издать только один поэтический труд, второй сборник «Стихи и проза» вышел уже после его трагической гибели.

 

фото

фото

Одной из харизматичных фигур Серебряного века была Зинаида Гиппиус. Поэтесса писала стихи с 11 лет, ее первое «Собрание стихов. 1889–1903» стало громким литературным событием. Поэт Иннокентий Анненский в рецензии на книгу писал, что в творчестве Гиппиус отразилась «вся пятнадцатилетняя история лирического модернизма». Основные мотивы поэзии Гиппиус этого периода – непринятие скучной реальности, прославление мира фантазии, поиск новой нездешней красоты. В ее стихах отразились основные мотивы ранней символической поэзии, этический и эстетический максимализм. Подлинная поэзия должна быть посвящена трём темам - «о человеке, любви и смерти».  Этим же темам был посвящен второй сборник стихов, написанных в 1903-1909 гг.

 

фото

фото

Еще одним представителем старшего поколения символистов был Федор Сологуб. Основные мотивы поэзии Сологуба - борьба мечты с реальностью. Поэт воспевал смерть, как средство ухода от земных бед. Блок писал: «Предмет его поэзии скорее душа, преломляющая в себе мир, а не мир, преломленный в душе». Полное представление о поэзии Сологуба дает сборник «Пламенный круг», в котором собраны лучшие стихотворения из предыдущих книг поэта и также ранее не опубликованные работы. Наибольший читательский успех принес Сологубу роман «Мелкий бес», выдержавший одиннадцать прижизненных изданий. В основу сюжета романа легла реальная история учителя Ивана Ивановича Страхова (прототип главного героя Передонова), одержимого идеей получить инспекторское место и закончившего дни в сумасшедшем доме.

фото

 

Разнообразие литературных стилей можно наблюдать в творчестве Леонида Андреева. Первые произведения были написаны им под воздействием бедственных условий, в которых находился писатель и проникнуты критическим взглядом на окружающий мир. После публикации первого рассказа «Баргамот и Гараська» (1898), в котором поднимались проблемы человеческой жестокости и неприязни к другим людям, Андреева стали называть новым Чеховым.

фото

Для героев раннего творчества Андреева характерно неверие в возможность победить зло и интерес к интуитивному, подсознательному в человеке. Новым этапом в творчестве Андреева стал рассказ «Красный смех», написанный во время Русско-японской войны 1904 - 1905 гг. Андреев называл его «дерзостной попыткой» воссоздать психологию войны, показать состояние человеческой психики в атмосфере «безумия и ужаса». Писатель связывает мотив кровавого побоища с «мордой хищного зверя», символизирующей озверение человечества. После революционных событий 1905-1907 гг., Андреев отказывается от своих революционных взглядов («Рассказ о семи повешенных»), считая, что бунт может привести только к неоправданным жертва. Помимо рассказов и повестей, Андреев написал более 20 пьес, одной из которых стала философско-богоборческая притча «Анатэма» (1909), о дьяволе, ищущем смысл жизни. Пьеса была поставлена на сцене трех театров, в том числе в Московском художественном театре, где Анатэма играл Василий Качалов. Уже в 1910 г. постановка была запрещена лично министром внутренних дел Петром Столыпиным.

фото

 

Завершает краткий обзор работ старших символистов, представленных в этом разделе, Николай Минский. Поэзия Минского, претерпевавшая изменения от постнекрасовской «народнической» до символистской – всегда отличала склонность к риторике и аллегоризму. Современники отмечали холодность его стихов, в тоже время не отрицая искренности и одаренности поэта. Читательское признание получили немногие из них (например, стансы «Как сон, пройдут дела и помыслы людей...»).

 

В начале 1900-х годов лагерь символистов заметно помолодел. В 1901-1904 гг. на литературную сцену выходят «младшие символисты»: Андрей Белый, Вячеслав Иванов, Александр Блок, Эллис (Лев Кобылинский), Юргис Балтрушайтис, Михаил Кузмин, Иннокентий Анненский. Новое поколение символистов противопоставило пессимистичному взгляду на мир, проявившемуся в творчестве Сологуба и рационализму Брюсова, новое предчувствие будущего и подготовку его своим творчеством, основанным на безграничной вере в духовную роль художника. Новые поэты считали своим учителем философа Владимира Соловьёва, который верил в пришествие на землю Души Мира, или Софии – воплощённой небесной красоты и премудрости. У младших символистов каждое слово или предмет превращались в мистические знаки её приближения. Кроме того, в произведениях «младших» присутствует интерес вопросу о судьбе России. Это также было связано с концепцией Соловьева, который писал, что историческая миссия России заключается в построении общества, базирующегося не на экономических или политических началах, а на началах духовных.

 

фотофото

Одной из влиятельнейших фигур русского символизма и модернизма начала 1900-х гг. был поэт и писатель Андрей Белый (настоящее имя Борис Николаевич Бугаев). Будучи студентом физико-математический факультет Московского университета, пытался соединить художественно-мистические настроения с позитивизмом, со стремлением к точным наукам. Белый создал жанр ритмизованной прозы, пронизанной мистикой и гротеском («Симфонии»), в поэзии экспериментировал с формой, не отходя от символистских мотивов, опубликовал 7 романов и 12 поэтических сборников. Вершиной творчества Белого стал роман «Петербург» (1913). В этом сложном для восприятия произведении, автор передает атмосферу города накануне первой русской революции, полную тревог и страхов. Некоторые из современников усматривали в нем предсказание распада Российской империи.

фотофото

Итоги теоретического обоснования символизма Белый подвел в сборнике «Символизм» (1910), а в книге «Арабески» (1911) конкретизировал общие положения, намеченные в предыдущей работе. Размышления над проблемой внутреннего самопознания приводят Андрея Белого к появлению автобиографического романа «Крещеный китаец», представляющего собой историю душевной драмы ребенка, смотрящего на мир через призму тяжелой психологической обстановки в семье. Вот как оценивали творчество Белого современники: литературовед  Виктор Шкловский писал, что «Андрей Белый — интереснейший писатель нашего времени. Вся современная русская проза носит на себе его следы», а поэт Осип Мандельштам призывал писателей к преодолению Белого как «вершины русской психологической прозы».

 

фото

фото

Еще одной авторитетнейшей фигурой среди символистов начала XX в. был Вячеслав Иванов, создавший оригинальную версию русского символизма, в которой соединились две тенденции того периода: возвращение русской культуры к духовным основам христианства и творческое переосмысление художественных архетипов Античности, Средневековья и Возрождения. Иванов считал, что поэтическая речь должна отличаться от речи повседневной и приближаться к языку богов. Это в полной мере проявилось в дебютной книге стихов - «Кормчие звезды» (1903 г.), где основные образы-символы были почерпнуты из культурного багажа «отошедших культур». Эта книга стала новой главой в развитии русского символизма и благосклонно принята критиками. В том же стиле был написан следующий сборник «Прозрачность». Итоговой работой Иванова-поэта был двухтомник «Cor ardens» (1911-1912), объединяющий пять поэтических книг и более 350 стихотворений.  Сквозной темой сборника было описание переживаний Бога, мистический опыт автора и связанное с ним преображение личности.

 

фото

Талант поэта Михаила Кузмина, которого первым заметил Валерий Брюсов, особенно явно проявился во второй книге стихов «Осенние озера» (1912).

Этот сборник закрепил за ним «репутацию мастера, свободно владеющего всеми стиховыми формами (от верлибра до сложных строфических построений и имитаций античного стиха) и виртуозно, с полной интонационной свободой сочетающего различные пласты поэтического языка — от изысканно-галантного до простонародного».

Книга включала в себя цикл «Духовные стихи», который был создан как произведения для музыки и публиковалась с нотами.

 

 

Долгие годы оставалось полузабытым творчество «классического символиста», стилизатора русской словесности «золотого века» Юрия Верховского. Одна из первых его публикаций в «Зеленом сборнике» (1905), была замечена Валерием Брюсовым и Вячеславом Ивановым и Верховскому предложили сотрудничать с журналом «Весы». Верховского признавали как «величайшего знатока пушкинской эпохи и умелого имитатора поэтов того времени», замечательного переводчика и эссеиста, изысканного стилизатора, чья «лира сама собой подстраивается на несколько старомодный лад». Но его поэтические произведения встречали неодобрительную реакцию. В 1908 г. вышла первая книга стихов Верховского «Разные стихотворения». Вот как оценил ее Николай Гумилев: «Свою душу, поэт не сумел или не пожелал выразить. Он ученик, а не творец, но, быть может, именно в этом своеобразная прелесть его книги». Разумник Иванов-Разумник упрекал Верховского в подражании «“старшим богатырям” символизма».

     фото     фото

Марина Цветаева в 6-летнем возрасте начала писать стихи на русском, французском и немецком языках, с 16 лет посещала лекции и клубные собрания при издательстве московских символистов «Мусагет», в 17 лет юная поэтесса издает первый сборник «Вечерний альбом» (1910), куда вошло 111 стихотворений. Этот сборник был написан в форме поэтического дневника и посвящен художнице Марии Башкирцевой, которая с ранних лет вела дневник и умерла от туберкулеза в 25 лет. На эту работу обратили внимание Валерий Брюсов и Николай Гумилев, отмечавшие литературный талант юной Цветаевой. В 1912 г. Цветаева готовит вторую книгу «Вечерний фонарь». Позднее, вспоминая о своих первых работах, Цветаева писала, что по духу, это одна книга.В этих произведениях Цветаева, ничего не придумывая, описывала события гимназического периода, жизнь в интернатах Швейцарии и Германии, семейный уклад, первую влюбленность.

     фото     фото     фото

 

Самым узнаваемым поэтом-символистом того времени был Александр Блок. Стихи Блок начал писать с юных лет, уже в 10 лет знал, что станет поэтом. Широкую известность ему принес первый сборник «Стихи о прекрасной даме» (1903), посвященный его супруге, Любови Менделеевой. В ней он, как и его коллеги-символисты, видел воплощение Вечной Женственности.   Блок выработал собственную систему, часто сочетая несовместимые слова и первым стал активно использовать дольник (стихотворный размер). Как отмечал лингвист Виктор Жирмунский, с Блока начинается «решительное освобождение русского стиха от принципа счета слогов по стопам, уничтожение канонизированного Тредиаковским и Ломоносовым требования метрического упорядочения числа и расположения неударных слогов в стихе. В этом смысле все новейшие русские поэты учились у Блока». Поэма «Двенадцать» завершила многие идейные и художественные искания Александра Блока и подвела итог эволюции его творчества. 

     фото     фото     фото

 

фото

В 1910 г. в книге «Русские символисты», написанной поэтом Львом Кобылинским под псевдонимом Эллис, предпринимается первая попытка показать философские и эстетические корни европейского и русского символизма, его теоретические положения.

Символизм для Кобылинского - это жизнетворчество, выходящее за пределы искусства, это «мессианизм, глагол о новом Боге, великая религия будущего».

Эту мысль он иллюстрирует на примере главных представителей русских символистов: К. Д. Бальмонта, В. Я. Брюсова и А. Белого. По мнению автора, своим творчеством, они довели носителей идеи символизма до «ступени искания Единого Первосимвола: им открыт путь в Вечное, а следовательно, и в будущее!».

 

Поэтом, который завершал символистскую линию и открывал новые постсимволисткие перспективы русской литературы, стал Иннокентий Анненский, создавший авторскую поэтику, основные черты которой стали преддверием творческих новаций акмеистов. Поэт возвращает художественному образу предельную конкретность, становясь предтечей постсимволистских течений. Писать стихи Анненский начал еще в 70-е, когда понятие символизм ему было не знакомо, и он называл себя мистиком. Первый сборник «Тихие песни» был издан в 1904 г. и подписан псевдонимом. Два сборника литературно-критических статей «Книга отражений» (1906) и «Вторая книга отражений» (1909) содержали образцы русской импрессионистической критики.  Второй поэтический сборник Анненского «Кипарисовый ларец» (1910), был издан после смерти поэта его сыном. Именно эта книга принесла Анненскому известность. Определяя основные темы своего творчества, Анненский в статье «Символы красоты у русских писателей» писал: «Поэты говорят обыкновенно об одном из трех: или о страдании, или о смерти, или о красоте». Анненский особенно ценил в искусстве трагическое начало и остро реагировал на любые проявления жизненной дисгармонии. Мысль о разладе и незавершенности явлений человеческой жизни прослеживаются на всех уровнях его творчества.

     фото     фото     фото

 

К 1910 г. символизм переживает кризис и как целостное направление прекращает существование. Это было связано с тем, что наиболее талантливые поэты нашли свой творческий путь и не нуждались в «привязке» к определённому направлению, кроме того, символисты так и не выработали единого взгляда на сущность и цели искусства. Попытка Вячеслава Иванова обосновать символизм как целостное направление в докладе «Заветы символизма» оказалась безуспешной.

 

Акмеизм

В 1912 г. было создано новое литературное течение, пришедшее на смену переживавшему кризис символизму. Группа, претендующая на новое направление в поэзии, сформировалась стараниями Николая Гумилева и Сергея Городецкого в недрах «Цеха поэтов», петербургского поэтического объединения. В него вошли Анна Ахматова, Осип Мандельштам, Владимир Нарбут и Михаил Зенкевич. Свое творчество они называли высшей точкой достижения художественной правды, отсюда же и термин «акмеизм» – от греческого слова akme (совершенство, превосходная степень). Этот термин был предложен Гумилевым и Городецким: по их мнению, на смену переживающему кризис символизму идет направление, обобщающее опыт предшественников и выводящее поэта к новым вершинам творческих достижений. В 1913 г. в первом номере журнала «Аполлон» появились статьи Гумилева «Наследие символизма и акмеизма» и Городецкого «Некоторые течения в современной русской поэзии», призывавшие поэтов вернуться к «вещности» образов и форм.

 

фото

Акмеизм, по мысли Гумилева, был попыткой вновь открыть ценность человеческой жизни, реального мира. Окружающая действительность для акмеиста ценна сама по себе и не нуждается в метафизических оправданиях. Акмеисты отрицали мистические устремления символистов. Они провозглашали высокую самооценку земного, здешнего мира, его красок и форм, звали «возлюбить землю», как можно меньше говорить о вечности. Они хотели воспеть земной мир во всей его множественности и силе, во всей плотской, весомой определенности.

 

В 1914 г. произошла размолвка Гумилева с Городецким, прекратил работу «Цех поэтов». В печати усилились нападки критиков, поэт Борис Садовской объявил «конец акмеизма». Однако большинство участников группы еще много лет именовали себя акмеистами. Четверых из учеников и соратников Гумилева, ступивших на литературную стезю позже основных участников группы, часто называют младшими акмеистами: Георгия Адамовича, Георгия Иванова, Ирину Одоевцеву, Николая Оцупа.

 

фото

Раздел выставки, знакомящий с творчеством акмеистов, открывают работы Николая Гумилева. Свою первую книгу стихов «Путь конквистадоров», Гумилев издал в 19 лет. Рецензию на нее написал Валерий Брюсов. В 1906-1907 гг. Гумилев посещает Африку, а уже в 1911-1913 гг. он возглавляет африканскую экспедицию по сбору материала для этнографического музея. Посещение этого континента оставило неизгладимый след в душе поэта. Свою поэзию Гумилев называл Музой Дальних Странствий. Стихи об Африке, далекой и загадочной в представлении читателей начала XX века, придавали особое своеобразие творчеству Гумилева. Далекому африканскому континенту была посвящена первая поэма Гумилева «Мик» (1921), повествующая о маленьком абиссинском пленнике по имени Мик, его дружбе со старым павианом и белым мальчиком Луи и их совместном побеге в город обезьян. В сборнике рассказов «Тень пальмы» (1922) Гумилев определяет свое отношение к смерти через отношение к жизни и вере. После гибели Гумилева, был издан посмертный сборник стихов (1923) куда вошли неопубликованные ранее произведения. Тогда было сложно представить, что следующие публикации Гумилева выйдут  только во второй половине 80-х годов.

 

фото

На протяжении всего творческого пути Анна Ахматова (супруга Гумилева с 1910 по 1918 гг.), сохраняла акмеистические принципы творчества. Ахматова впервые в литературе представила в своем творчестве лирическую героиню - женщину, не бытовую, а бытийную, вечную. В дальнейшем лирическая героиня Ахматовой предстает в необычном для женской поэзии ключе. Ахматова показала трагический путь женщины-поэта в стихотворении «Музе» (1911), в котором говорилось о невозможности совместить женское счастье и судьбу творца. Эта тема была одной из главных в творчестве Ахматовой. В 1940 г., после 15 летнего перерыва, Ахматовой удается издать сборник «Из шести книг». В него вошли как последние работы Ахматовой, так и ранние произведения: «Ива», «Anno Domini», «Подорожник», «Белая стая», «Четки», «Вечер». Последняя впервые вышла в 1912 г. тиражом 300 экз.

 

фото

Осип Мандельштам, состоявший в «Цехе поэтов», написал манифест «Утро акмеизма» в котором обосновывает тезис о поэтическом зодчестве, об архитектоничности поэзии. «Прочь от символизма, да здравствует живая роза!» - говорил поэт.  В 1913 г. выходит первый сборник стихов Мандельштама  - «Камень», который в дальнейшем стал восприниматься как идеальное воплощение акмеистской программы в художественной практике.

 

 

 

Футуризм

Одним из главных направлений в культуре авангарда начала ХХ в. был футуризм, в котором анархизм, экзальтация и эпатаж сочетались с апологией технических достижений, в то же время, отрицались духовные и культурные ценности прошлого. История футуризма началась с публикации в 1909 г. «Манифеста футуризма», итальянского поэта Филиппо Маринетти, в котором провозглашался культ будущего и разрушение прошлого, восхвалялось движение вперед, отвергались страх и пассивность, отрицались логические и синтаксические связи и правила.     Футуристическое движение в России было широким и разнонаправленным. В литературе основные черты этого стиля заключались в окончательном уходе от старых традиций, экспериментах с русским языком и формой стихотворений.

 

фото

Первым русским футуристическим объединением стала  группа писателей, получившая вначале название «будетляне», позднее превратившаяся в движение кубофутуристов. Термин был создан Велимиром Хлебниковым от слова  «будет», для обозначения деятелей искусства футуристического толка и подчёркивал самобытность русского футуризма. К будетлянам себя причисляли поэты   Владимир Маяковский, Давид Бурлюк, Василий Каменский,  Алексей Кручёных. Позднее эта группа, по инициативе Бенедикта Лившица, получила название «Гилея». В конце 1912 г. ими был подготовлен сборник «Пощечина общественному вкусу», который предварял манифест, призывавший «бросить Пушкина, Достоевского, Толстого и проч., и проч., с парохода современности», выражалась «непреодолимая ненависть к существовавшему языку», а также утверждался важный для творчества Хлебникова принцип права поэта «на увеличение словаря поэта в его объёме произвольными и производными словами».  «Только мы – лицо нашего времени», – утверждали авторы. В начале 1913 г. кубофутуристы издали листовку с тем же названием, где Хлебников был назван великим писателем современности. Кубофутуристы разрушали сложившуюся систему литературных жанров, разработали тоническое стихосложение на базе разговорного языка, провозгласили культ технического прогресса и открыли новый жанр - стихотворные лозунги.

 

фото

Еще одной разновидностью футуризма был эгофутуризм. В отличие от кубофутуризма, который вырос из творческого содружества литераторов, эгофутуризм стал индивидуальным изобретением Игоря Северянина. В 1909 г. вокруг поэта сформировался кружок петербургских поэтов, получивший позднее название «Ego». В него вошли Иван Игнатьев, Константин Олимпов, Георгий Иванов и др. В 1911 г. Северянин издал сборник «Пролог. Эгофутуризм. Поэза грандос. Апофеозная тетрадь третьего тома». В отличие от кубофутуристов, имевших своей целью атаку на символизм и стремившихся обосновать их в своих манифестах, Северянин не имел конкретной творческой программы. Встав во главе созданного им нового течения, он изначально противопоставляет себя литературным единомышленникам, что привело к скорому распаду группы. Поэт совмещал эксперименты над формой стиха с гиперболизацией своего «я» в произведениях: «Я, гений Игорь-Северянин, / Своей победой упоён…».

 

фото

фото

«Громокипящий кубок» (1913) стал первым сборником стихотворений поэта,  принесшим ему успех, хотя до него Северянин издал 35 сборников. Перед читателем предстаёт образ громокипящего кубка весны, который оказывается выплеснутым на землю. Автор передаёт психоэмоциональное наполнение образа, настроение свежести нового весеннего дня. Одним из самых известных произведений Северянина стал сборник «Ананасы в шампанском» (1915). В нём проявились все яркие черты созданного им жанра эгофутуризм, а фраза «Ананасы в шампанском» стала символом обывательской мечты о богемной жизни.

 

В 1913 г. Вадим Шершеневич создает вокруг московского издательства «Мезонин поэзии» новое поэтическое объединение с одноименным названием. В него вошли: Рюрик Ивнев, Сергей Третьяков, Константин Большаков, Лев Зак и др. Идеология нового объединения строилась на противопоставлении и критике футуристических групп — «Гилее» и «Центрифуге».

В 1914 г. в Москве сформировалась футуристическая группа «Центрифуга», состоявшая из поэтов, связанных с издательством «Лирика». В группу входили: Сергей Бобров, Борис Пастернак, Николай Асеев, Иван Аксенов и др. Особенностью творчества участников «Центрифуги» стало то, что при создании лирического произведения в центр внимания ставилось не само слово, а интонационно-ритмические и синтаксические структуры.

     фото     фото     фото

фото     фото

 

фото

В 1922 г. бывшие футуристы Владимир Маяковский и Николай Асеев основывают творческое объединение «ЛЕФ» (Левый фронт искусств), а затем и одноименный журнал. Объединение боролось за утверждение кубофутуризма и конструктивизма. Члены ЛЕФ провозгласили кубофутуризм «подлинно пролетарским искусством» и вели родословную от манифеста «Пощечина общественному вкусу», а свою главную задачу видели в подчинении искусства агитационным и производственным задачам. В статье «В кого вгрызается ЛЕФ?» Маяковский писал: «Мы боролись со старым бытом. Мы будем бороться с остатками этого быта и сегодня… Наше оружие — пример, агитация, пропаганда».

 

Имажинизм

 

фото

В 1919 г. возникло новое литературное течение - имажинизм (от французского image – образ). Поэтическая группа была создана Сергеем Есениным, Вадимом Шершеневичем и Анатолием Мариенгофом. Отличительной чертой имажинизма было особое понимание роли эстетического воздействия или впечатления от художественного образа. Это впечатление должно было быть максимально насыщенным и ярким. Идеолог имажинизма Шершеневич писал: «Только образ, как нафталин, пересыпающий произведение, спасает это последнее от моли времени». Главным средством имажинизма была метафора, часто переходящая в целые метафорические цепочки. Имажинисты отрицали содержание, называя его бессмысленным для поэтических текстов, как «наклейки из газет на картинах», или подчиняя форме, как главному в искусстве. Вот что было написано в «Декларации имажинистов» (1921): «Поэт работает словом, беромым только в образном значении. Мы не хотим, подобно футуристам, морочить публику и заявлять патент на словотворчество, новизну и пр., и пр., потому что это обязанность всякого поэта, к какой бы школе он ни принадлежал».

На выставке представлены произведения «Магдалина» (1919) и «Стихи и поэмы, 1922-1926» (1926) Анатолия Мариенгофа, «Теория свободного стиха» (1920)  под редакцией Вадима Шершеневича.

фото     фото     фото

 

Новокрестьянская поэзия

В 1912 г., когда распался символизм, а новые школы только создавались, внимание читающей публики привлекла книжка стихов Николая Клюева «Сосен перезвон» (1912). В ней было сочетание символизма с народными образами и преданиями, а Россия была представлена как «избяной рай». О Клюеве, как о «провозвестнике народной культуры» заговорили Валерий Брюсов и Александр Блок. Эта книга положила начало новокрестьянской поэзии.

Крестьянская поэзия 1910-х гг. - это условное обозначение группы поэтов, которым были присущи некоторые общие черты. Новой поэзии была чужда городская «порочная» культура и преклонение перед всемогущим «современным миром железа». Поэты воспевали многовековые народные обычаи и нравственные традиции. Основным мотивов в их творчества были жизнь русской деревни, природа. Крестьянская поэзия начала формироваться во второй половине XIX в.  в творчестве Николая Некрасова, Ивана Никитина и др. Творческим мостиком, соединяющим  крестьянскую поэзию с новокрестьянской, стали произведения Спиридона Дрожжина. Поэт-самоучка в своих стихотворениях описывал крестьянский быт, показывал нравственную чистоту русского народа.

Главными представителями новокрестьянской поэзии, помимо Клюева, были: Сергей Есенин, Сергей Клычков, Александр Ширяевец, Петр Орешин и др. Сами поэты, причисляемые к данному течению, так себя не называли, не образовывались в литературные объединения, не выпускали совместных манифестов.

 Литературный дебют Сергея Клычкова состоялся в 18 лет и был замечен маститыми литераторами. Викентий Вересаев писал Ивану Бунину: «Стихи его выпевались из сердца и покоряли живой лиричной сказочностью. Это были откровения, чудесно раскрывающиеся цветы народного мифа». Главной темой ранних сборников Сергея Клычкова становится деревенская природа. В основе поэтических произведений Клюева заметно сочетание  поэтической символики со славянской мифологией. Приняв участие в Первой мировой войне,  свои военные впечатления Клычков отразил в романе «Сахарный немец». С этого момента  в поэзии Клычкова появились нотки безысходности, вызванные гибелью старой Руси, сошедшей с пути природы.

фото     фото

Одним из наиболее заметных новокрестьянских поэтов стал Сергей Есенин, затмивший всех современников, появившись на литературном Олимпе. Поэтика раннего Есенина связана с традициями народного творчества. В автобиографии он вспоминал: «Стихи начал писать, подражая частушкам. К стихам расположили песни, которые я слышал кругом себя...». После знакомства с Клюевым, в стихах Есенина стала проявляться религиозная символика, привлекавшая его своей поэтической образностью. Даже название первой книги стихов Есенина «Радуница» (1916) было взято из религиозного календаря. Значительная часть сборника была посвящена богатству русской природы, показан быт дореволюционной деревни, который так хорошо знал Есенин. В дальнейшем Есенин написал еще пять сборников, в которых можно проследить трансформацию русской души, от чистой и непорочной, до испорченной городом, разочарованной и загубленной. На выставке представлены два стихотворения Сергея Есенина: «Молебен» (1916) и «Письмо матери» 1924. Особенно пронзительно «письмо», написанное на последнем этапе жизни поэта и отражающее его тягостное настроение.

фото    фото

В 1921 г. выходит сборник стихов Всероссийского союза поэтов «СОПО». Это был первый советский поэтический альманах, представляющий новую эпоху. Не случайно, на обложке было написано «четвертый год первого века», что подразумевало начало отсчета нового времени  с революционного 1917 года.   В сборнике «СОПО», поэты были объединены по принадлежности к тому или иному поэтическому течению. Здесь был представлен весь спектр литературных форм, от революционных (имажинисты, футуристы, центрифугисты) до консервативных (символисты, классики). Часть стихотворений отражают революционные настроения эпохи, в них прослеживается единение Бога, Христа, Девы Марии и Революции. Сборник отражает скорое слияние политики и культуры.

фото