Библиогид Выпуск №2 "Этика: проблемы критериев добра и зла"

 Крошка сын           

к отцу пришел,

и спросила кроха:

- Что такое             

хорошо

и что такое            

плохо?

 

В. Маяковский

 

В вопросе о том, откуда ведёт своё происхождение мораль, важное место занимает античная школа философии. Культура античности обращена к человеку, её девизом можно считать знаменитое высказывание Протагора: «Человек есть мера всех вещей». Но если КАЖДЫЙ человек действительно мера всех вещей, а сами люди отличаются друг от друга, возможна ли объективная истина, можно ли провести чёткую границу между тем, как следует и как не следует поступать? Аристотель направил понимание моральности и добродетельности поведения к разумности. С его именем связывают три сочинения по этике: «Никомахова этика», «Евдемова этика» и «Большая этика». Вопрос о принадлежности этих сочинений Аристотелю все еще является предметом дискуссии. В настоящее время подлинно аристотелевским трактатом признается лишь «Никомахова этика».

 

Никомахова этика

Перевод и комментарии профессора РГГУ Н.В. Брагинской

Читать на портале lib.ru

 

В ней Аристотель анализирует общее понятие добродетели как разумной деятельности, которая не дана человеку от природы. Таким образом, добродетель оказывается связанной с произвольным и сознательным поведением человека, то есть таким, результаты которого зависят от него самого. При этом нравственная личность, опирающася на разум и волю, должна приводить свои цели и желания в соответствие с интересами государства. То есть Аристотель приходит к идее, что источник морали как таковой необходимо искать не в отдельном человеке, а в общественной жизни.

 

-

 

 

 

Гиро П. Частная и общественная жизнь греков / П. Гиро

пер. с последнего фр. издания Н.И. Лихаревой

СПб. : Изд. О.Н. Поповой, 1913-1914.

6 т. - (Исторические чтения. Греческая история)

 

 

 

 

 

В книге французского историка Поля Гиро (1850-1907) в доступной форме рассказывается о повседневной жизни человека античной эпохи, от его рождения до смерти. Раскрывая все стороны жизни, автор показывает, что Древняя Греция была населена не только героями и философами, полководцами и поэтами, рабами и рабовладельцами, а людьми, чья жизнь, так непохожая на современную, удивительно близка и интересна. Своей главной целью автор считал опи​са​ние учре​жде​ний, нра​вов, обы​ча​ев, отно​ся​щих​ся к обще​ствен​ной и част​ной жиз​ни гре​ков.  Гиро показывает такие аспекты жизни, как внешкольное воспитание ребенка, обязанности детей по отношению к родителям, бюджет афинской семьи, греческие нравы, жертвоприношения, наказание за убийство, положение раба, спартанское остроумие, военное искусство и многое другое. 

Ознакомиться с произведением П. Гиро можно в Отделе редких книг (к. 348)

 

Так называемое золотое правило предлагает нам близкий способ рассмотрения вопросов морали, также связанный с сознательным поведением в социуме: «Во всем, как хотите, чтобы с вами поступали люди, так поступайте и вы с ними» (Мф 7:12). Как пишет Р. Г. Апресян, в незначительно варьирующихся вариантах эта «формула» встречается в традициях многих народов; исследователи обнаруживали соответствующие сентенции или пословицы у индейцев Америки, племен Африки, Океании и народов Севера. 

 

-

 

Народы мира в нравах и обычаях.

 

Пг. : Изд. П.П. Сойкина, 1916.

 

 

 

 

 

 

 

 

«Народы мира в нравах и обычаях» - это труд пятидесяти ученых и путешественников из разных стран, которые описывали нравы, быт, обычаи и обряды народов мира. Собранный в этой книге материал сгруппирован по странам и территориям: Северная Америка, Мексика, Вест-Индия, Южная Америка, Австралия, Япония, Корея, Китай, Монголия, Бирма, Индокитай, Тибет, Индия, Цейлон, Малайский полуостров, голландская Ост-Индия, Борнео, Филиппины, Афганистан, Белуджистан, Персия, Туркестан, Малая Азия, Палестина, Сирия, Африка, страны Европы. Большую ценность составляют многочисленные иллюстрации и фотографии, изображающие необычные сцены и характерные черты разных народов. В предисловии авторы писали: «Ныне живущие варварские и дикие народы - это запоздалые путники на историческом пути, и их обычаи так же полны смысла и значения для нас, как и для них». Впервые это издание было опубликовано в Англии под названием „Customs of the world”, став ярким явлением в научно-популярной литературе. Этот труд сразу же был переведен на многие языки, в том числе на русский.

В Отделе редких книг (к. 348) хранятся 10 выпусков этого произведения.

 

В индивидуальных вариациях "золотое правило" присутствует практически во всех религиозных традициях: индуизме, буддизме, иудаизме, конфуцианстве, исламе и, само собой, в христианстве.   В то же время, Ветхом (Тов 4:15) и в Новом завете (Мф 7:12) «золотое правило нравственности» сформулировано в двух вариантах. Анализу этих формулировок посвящена статья И. Сергеева. 

 

Тов 4:15 и Мф 7:12: две формулировки одного правила?

Вопросы философии. - 2013. - № 10. С.162-164

Сергеев И.

«… Тов 4:15 и Мф 7:12 традиционно отождествляют, толкуя Тов 4:15 («Что ненавистно тебе самому, того не делай никому») как «негативную», а Мф 7:12 («Итак, во всем, как хотите, чтобы с вами поступали люди, так поступайте и вы с ними») – как «позитивную» формулировку «золотого правила нравственности» (см., например, соответствующее место в «Толковой Библии» Лопухина, а лучше «Брюссельскую Библию»: «Христос подтверждает правило, уже известное в древности, особенно в иудаизме, в его отрицательной форме: “Не делай другим того, чего ты не хочешь, чтобы тебе сделали”… но излагает его в положительной форме, как императивное нравственное требование»). Между тем понять это тривиальное отождествление на бытовых примерах невозможно. Допустим, например, что некий Демьян любит уху и в полном соответствии с Мф 7:12 поступает с соседом Фокой ровно так, как хотел бы, чтобы сосед Фока поступал с ним: угощает его ухой до полного изнеможения, очевидно, в видах ответного угощения («как хотите, чтобы с вами поступали люди»). Предположим, далее, что вышепоименованный Демьян не любит щи. Не любит щи и не хочет, чтоб люди его ими кормили и, соответственно, сам никого ими не закармливает в полном соответствии с Тов 4:15: никому не делает того, что сам ненавидит. Никто особой выгоды и удовольствия не получает, зато спасаться от золотого правила бегством тоже некому.

 

Если отойти от бытовых примеров и вульгарного здравого смысла и взять пример из философии, результат будет тот же. Возьмём пример у мыслителя, известного экстравагантными с точки зрения общераспространённой морали выводами. Предположим, я хочу, чтобы люди всегда говорили мне правду, поэтому когда пресловутый кантовский убийца спрашивает меня, куда это побежал мой друг, которого он собирается убить, я, чтобы поступить с человеком так, как хотел бы, чтобы люди поступали со мной, честно говорю ему, куда надо идти, чтобы зарезать моего друга. Так история кончается, если я хочу, чтобы мне всегда говорили правду, т.е. следую Мф 7:12. Если же я ненавижу ложь и всего-навсего не лгу людям, потому что сам не хочу слышать ложь, я могу просто промолчать или сказать, что ничего не скажу. Так я выполню то, что предписывает Тов 4:15: не сделаю человеку того, что сам ненавижу. Две формулировки одного правила? Или правил всё-таки два?...»
Читать далее на сайте журнала Вопросы философии

 

Подчинение морали религии в контексте христианского вероучения ярко отражено в творчестве Августина Блаженного. Этические вопросы поднимаются Августином в ряде трактатов: «О свободном произволении», «О Граде Божием», «О благодати и свободном произволении» и др. Бог в них осознаётся как единственный источник и мера нравственности, а зло - как отрицание добра и отступление от божественных предписаний. Совершая каждый свой поступок, христианин должен думать том, как он предстанет перед Небесными Вратами. Это оказывает влияние на нравственное сознание человека, делает его детерминированным последующей карой или наградой. Но вместе с тем этот поступок является в какой-то мере свободным, так как в нем жизнь завершается лишь мысленно, жизнь еще впереди и, совершая тот или иной поступок сейчас, человек сам выбирает и свое будущее. Душа, достигшая предела благодатного познания, воспринимает озарение, которое способствует возникновению морального сознания, или совести. 

 

-

Блаженный Августин, епископ Гиппонский  

О природе блага против манихеев

 

Альфа и Омега. – 2007. - № 3(50)

Часть 1 на сайте журнала

Альфа и Омега. – 2008. - №1(51)

Часть 2 на сайте журнала
 

 

 

 

 

 

Эпоха Возрождения, освободившаяся от религиозного давления и наполненная идеями гуманизма, в то же время подарила нам знаменитую крылатую фразу «Цель оправдывает средства». Её несправедливо приписывают Макиавелли, и она действительно как нельзя лучше отражает суть макиавеллизма — политического курса, основанного на культе грубой силы и пренебрежении нормами морали. Термин так ёмко вобрал в себя определённый тип мышления и поведения, что впоследствии стал применяться в психологии («Шкала макиавеллизма»). На самом деле, как отмечают исследователи, например, А.Х. Горфункель, соотношение между действительным учением Макиавелли и «макиавеллизмом» достаточно сложно.

 

-

Философия эпохи Возрождения  

 

Автор

Горфункель А. Х.

Год издания

1980

Количество страниц

367

 

 

 

Перейти в каталог для заказа книги

 

 

Очевидное зло? Неочевидное благо?

Вопросы философии. - 2015. - № 11. - С. 187-198

Носов Д. М.

В статье прослеживается влияние христианской нравственной традиции, воспринимающей добродетель и грех как диаметральные противоположности, на последующую европейскую культуру (от теории этического сентиментализма до марксизма). Рассматриваются различные ситуации, в которых подобный дихотомический подход дает сбой. Проводится подробный анализ того, как очевидное зло на деле оказывается неочевидным благом.

Читать далее на сайте журнала Вопросы философии

 

Кант выступил против макиавеллистского освобождения политики от морали. Мораль и этика представляли для Канта исключительную ценность, этическим размышлениям он посвятил многие свои произведения: «Основы метафизики нравственности» (1785), «Критика практического разума» (1788), «Религия в пределах только разума» (1793), «Метафизика нравов» (1797). 

 

Мораль как абсолютный предел разума в этике И. Канта

Философские исследования. — 2014. - № 5. - С. 17-44

Мехед Г. Н.

«XX век поистине стал переломным в истории европейской науки. Теория относительности Эйнштейна отобрала у науки идею абсолютного пространства и времени. Принцип дополнительности Бора показал, что принцип непротиворечивости на субатомном уровне не работает или работает, но не так, как на атомном. И, наконец, теоремы о принципиальной неполноте аксиоматических систем Гёделя весьма убедительно продемонстрировали, что необходимо отказаться и от принципа абсолютного обоснования даже в «святая святых» всех наук – математике. Не стоит забывать и еще об одном очень важном открытии, заставившем философов и психологов переосмыслить свои взгляды на природу сознания и мышления − об открытии бессознательного на заре XX века.

Эти открытия выявили конвенциальность и относительность человеческих языков как способов говорения и суждения о мире. Нельзя сказать, что это окончательно подорвало веру в существование объективной истины, однако породило сильнейшие сомнения в возможности нашего разума познать эту истину. Под вопрос была поставлена целесообразность науки и философии. Ведь тысячелетиями философы и ученые разрабатывали сложные метаязыки, пытаясь переформулировать мучившие их глубокие философские проблемы в терминах этих языков так, чтобы не возникало парадоксов и логических противоречий.

Однако проблема состояла в том, что пытаясь создать такой метаязык, где не возникало бы противоречий, философы и ученые неизбежно отрывали его от самого мира, от самого объекта схематизации и классификации. В результате, такие метаязыки в некоторых случаях действительно давали возможность говорить непротиворечиво, но этот разговор был уже не о мире, а о чем-то совершенно ином. Метаязыки, формально и логически независимые от мира, неизбежно превращались в свои собственные миры, миры внутри того мира, который они должны были бы описывать и удостоверять. Теоремы Гёделя подорвали веру в возможность построения таких автономных, автореферентных языков. Либо в какой-то точке они должны где-то замыкаться на мир, но тогда они уже не автономны и не автореферентны, либо они должны оставаться очень красивой, но чисто абстрактной "игрой в бисер"».

Читать далее на портале электронных журналов e-notabene

 

 

-

Петражицкий Л. И.

 

О мотивах человеческих поступков, в особенности об этических мотивах и их разновидностях

 

СПб. : Тип. Э.Л. Пороховщиковой, 1904. - [4], 75, [1] c. 

 

 

 

 

 

 

Автор книги, Лев Иосифович Петражицкий (1867-1931) - ученый, правовед, депутат Первой государственной думы от партии кадетов был  основателем психологической школы права, рассматривающей право в качестве явления психической жизни. Основа теории Петражицкого заключается в том, что все правовые явления следует понимать с позиции психологии человека. По его мнению, человек под воздействием эмоций склонен приписывать какому-либо внешнему фактору, себе и другим людям различные права и обязанности, проецируя на них свои внутренние убеждения по поводу того, как следует поступить в той или иной ситуации. Главные продукты эмоций - это воля, чувства и интеллект, которые также меняются с развитием этих психологических феноменов. Благодаря социальному взаимодействию индивидов образуется групповая «народная психика», формирующая собственные «нормы-законы».    

Петражицкий также был автором идеи о разделении права на «интуитивное» и «официальное». «Интуитивное» право изменяется в соответствии с социокультурными сдвигами, его содержание индивидуально, определяется обстоятельствами жизни человека, его характером, воспитанием, образованием, статусом, профессией, личными знакомствами и т. п. «Официальное» право санкционировано государством и обеспечивается силой государственного принуждения, но оно отстает по своему развитию от изменения важнейших сфер общественной жизнедеятельности – экономической, социальной, духовной.

Ознакомиться с произведением Л. И. Петражицкого можно в Отделе редких книг (к. 348) 

 

-

Фр. Ницше и этика "любви к дальнему"

В книге: Проблемы идеализма

М. : Колеров : Три Квадрата, 2002. - 893 с.

(Серия: Исследования по истории русской мысли ; т. 8)

 

Автор

Франк С. Л.

Год издания

2002

Количество страниц

159-211

 

 

В сознании человека далёкого от философии, имя Ницше неразрывно связано с отказом  от традиционной морали, которое часто и весьма ошибочно (как  это показывает классик отечественной религиозной философии) принимается за отказ от морали вообще.  Ничего общего с действительной философией Ницше с его имморализмом показной аморализм его последователей не имеет. Напротив, как пишет С. Л. Франк, существенной частью учения Ницше является стройная и последовательная система ценностей, этическая система, бросающая вызов всяческому утилитаризму и прагматическому отношению к морали. Учение Ницше, как его понимает С. Л. Франк, – это «радикальный идеализм», утверждающий самосовершенствование (в первую очередь, именно этическое) как самодовлеющую ценность,  не требующую никаких внешних условий и целей помимо себя. С. Л. Франк  так же поясняет, как в свете этических воззрений Ницше следует понимать его проповедь «воли к власти» и «сверхчеловека» как  живого воплощения этой воли.

Перейти в каталог для заказа книги

 

Завершением нашего краткого обзора может послужить статья, в которой рассмотрена ценностная сфера российского общества и причины обеспокоенности наших сограждан перспективой моральной деградации нации.

 

Российская трансформация и общественная мораль

Социологические исследования. - 2015. - № 12. - С. 28-40.

Петухов В. В.

Первопричиной кризиса, по мнению автора, является не столько моральная деградация общества, сколько нарастающий разрыв между этическими установками и требованиями социальной среды, в результате чего многие базовые нормы и принципы, ещё недавно формировавшие жизненные практики (трудолюбие, честность, скромность и т. п.), оказывались невостребованными. Их роль в качестве побудительных мотивов социального действия постепенно утрачивается и, напротив, формируется, в первую очередь в молодежной среде, устойчивый стереотип, согласно которому жизненный успех и следование моральным нормам в современной России – вещи практически несовместимые. 

Читать статью

 

Теория этики, анализируя основные подходы и основания для установления твердых нравственных принципов, определяющих наше повседневное поведение, призвана дать ответ на вопрос о том, почему человек должен, обязан поступать именно так, а не иначе. Относительный характер добра и зла пытаются обосновать изменением взглядов на эти категории в разные эпохи, что свидетельствует об относительности взглядов на природу морали и ее значение в жизни отдельного человека и общества в целом. Тем не менее, все эти исследования объединяет одно: добро – это то, что приносит благо, зло – то, что его разрушает. В истории может меняться форма, но никоим образом не содержание понятий. 

 

Мальчик                    

радостный пошел,

и решила кроха:       

«Буду                        

делать хорошо,

и не буду —              

плохо».

До встречи в следующем номере Библиогида!